Кто такие асы? Племя асов Северного Приазовья - Этнографический Донбасс
Menu

Кто такие асы? Племя асов Северного Приазовья

История об Асах Приазовья долгое время существовала на грани мифологического предания. Оно в большей степени напоминало некую эфирную составляющую целого, фактического, исторического отрезка в культуре и этносе германоариев с конца I в. до н. э. и до конца III в. н. э. Образ Асов, у готских племен, совершавших вторжение с Северо-Западной Европы, это как некая их духовная составляющая, характерная для культуры всех пришедших, а затем и вернувшихся на свою, варяжскую территорию, под предводительством своего духовного наставника – языческого человека Одина, назвавшего себя Богом.

По той же малообъяснимой причине, по которой в древней Евразии происходили миграционные взрывы, северные германоязычные племена, в своей массе пешие воины, двинулись в юго-восточном направлении. Сегодняшним взглядом, понимая геологические предпосылки этих движений, можно попытаться предположить, что уникальные плодородные земли, по своей обширности не имеют аналогов в европейской части. Карта рек, сообщающихся с морями. Легендарные, известные всем народам торговые пути, как водные с Северо-запада на Юг, так с Юга на Северо-восток и из Приазовья в Малую и Среднюю Азию, дальше в Китай и Индию через Кавказ. Это были не тайные тропы, а хорошо известные широкие дороги жизни! Пути продвижения меди с запада на восток, золота, пряностей, уникальных произведений исскуства. В ходе более чем четырех тысячелетий истории переселения народов по Евразии, центральной частью всех путей был регион между реками - Днестр и Волга, ее пик в Северном Приазовья - между Днепром и Северским Донцом. Помним, что все индоевропейские народности, имели ярко выраженный милитаристический характер, поэтому археологические находки еще раз облегчают попытку восстановить картину готского нашествия, проходящего через зону оседлых племен и народов юго-восточнее балтийского моря и дальше через лесостепную зону к Причерноморью. Впереди шли передовые отряды, вызывающие ужас такого масштаба, что за эти несколько десятков лет движения, местные племена сохранили эти события на века! Они шли, прокладывая свой путь отвагой, оттачивая умения и доблесть. Трудности перехода через болота, реки и густые леса закаляли боевой дух и выносливость, накапливая опыт. Историки единогласно говорят о продвижении передовых отрядов отборных воинов северных германцев – объяснением этого может быть то, что скандинавы понимали, они стремятся отвоевать земли, которые контролировались широко и очень давно известными племенами Царских Скифов, и сменившими их на страницах истории Сарматскими племенами и другими племенными союзами. Поэтому исторически объясняется, почему приход Северных племенных союзов не мог быть мирным. Нет необходимости пересказывать воинские достижения Готских племенных союзов, так как это очень хорошо отражено в исторических источниках времен великой Римской Империи. Великолепная, несокрушимая римская пехота была полностью разбита. Умело маневрируя, готы заманили несокрушимые легионы в болота, лишив их маневренности. Исколов римлян копьями, империя потеряла в этом бою предводителя Деция. 

Это случилось в 251 г. В то время как от готов, как скандинавской нации, можно было ожидать невероятных успехов иживучести в мореходстве, следует отметить, что инициатива в серии морских экспедиций третьего столетия на Черном море и Азовских морях принадлежала не им, а ворадам.

Хотя Готы вытолкнули основное количество роксоланов и некоторые другие сарматские племена из западной части черноморских степей, часть этих сарматских племен осталась на месте и признала суверинитет готов, как сделали и восточнославянские племена. Хотя первоначально готы воевали пешими, но после своей миграции в Южную Русь они должны были приучиться к верховой езде, поскольку лишь всадники имели какие-либо шансы в степной войне. Готская кавалерия состояла из людей высших классов, а простые люди продолжали пополнять пехоту. Кавалерия была организована по сарматскому типу с точки зрения как тактики, так и вооружения, за исключением того, что готы не использовали длинное сарматское копье. Готские застежки на поясе были сарматского стиля. Готское искусство и ремесло в целом демонстрировало все больше и больше сходство с сарматскими стандартами. Благодаря формированию кавалерийских подразделений, класс свободных воинов был теперь разделен на две части: всадники и пешие. Всадники рассматривали себя как цвет нации.

С точки зрения духовной культуры готов, их обращение в христианство в течение третьего и четвертого столетий обладало чрезвычайным значением. Оказывается, что азовские и крымские готы были первыми затронуты христианством, с учениями которого они ознакомились при помощи кавказских и трапезундских греков, взятых в плен в периоды захватнических рейдов 256-57 гг. В результате видим, что Христианские миссионеры, которые рискнули проповедовать среди готов, пришли из Малой Азии и Иерусалима, а не из Константинополя.

Для нас, как для современных жителей Европы, интересно историческое значение прихода этих племен. Пришедшие готские племенные союзы в своей культурной и генетической основе, были родственны племенным мужским союзам, контролировавшим территорию от Днестра до Волги, но именно готам была уготовлена историческая миссия подвести черту под бурлящим культурно-религиозным бульоном, варившимся последние 3 тысячи лет в котле индоевропейской цивилизации. Сохраняя единую для индоевропейского сообщества черту характера - нерушимую преданность. В силу образа жизни и климатических условий, сформировался новый человек - с ярко выраженными религиозно-ориентированными качествами и верой в Христа. Даже будучи язычниками, в своих деяниях они оставались с четкими моральным устоями, благодаря чему и стали благодатным материалом, с которого и начинали свою мессионерскую деятельность в I в.н.э. первые проповедники из Палестины, принесшие неугосаемый огонь веры в Иисуса Христа. Уже с 75 года н.э, на территории Скифии, а впоследствии Готии, историками подтверждаются появления первых христианских церквей. Это еще не архитектурные сооружения, а групповые религиозные объединения людей, которые соеденяет одна вера в Иисуса Христа – Бога Спасителя, подарившему человечеству ЖИЗНЬ ВЕЧНУЮ. Феномен восприятия этой Благой вести Северо-Причерноморскими племенными союзами состоит именно в характерной, для этой этнокультурной группы людей, этико-нормативной почве и глубокой генетической жажде возвращения к духовному состоянию, которое имел Первый человек(Адам)! Другими словами, весь путь евразийского народа, длинной в пять тысяч лет пришел в одну временную точку и проецировался на географическую карту в область Евразийского этноса. 

В этом контексте, уместно вспомнить молитву Ноя от Иофета. Становление христианства, не как простой религии, а как полученного долгожданного на протяжении веков, животворящего источника, пригубив из которого, весь евразийский слой этноса обретает смысл своего существования. Историческая предопределенность принятия христианства народами Восточной и северной Европы, раньше всех остальных народов в своей массе, даже раньше, чем народ Палестины, тем более раньше Византийцев. В этом месте, важно осознавать неизбежность христианизации индоевропейцев – славян, кельтов, германцев и скандинавов. Недаром в обращении к римлянам, апостол Павел сказал: «Не думайте, что лишь иудеи знали Бога». Истосковавшаяся душа, индоевропейского типа культурно-религиозного образа мышления, получила четкое понимание , благодаря христианству, способа преодоления метафизической пропасти между Творцом и творением, то есть соединение Божественного и человеческого. «Бог стал человеком, для того, чтобы человек стал Богом.» (св. Афанасий Александрийский). Идея обожания, соединения человека с богом, давно прослеживалась в эсхатологических параллелях скандинавской Старшей Эдды, у греческих неоплатоников, в священных книгах друидов. Эти базовые для индоевропейцев понятия, легко ими понимаемые, были так просты для понимания другими этническими группами (этнос Малой Азии, Ирана, Северной Индии).Принося с собой свое понимание мироздания и принципов сообщения с ним, арийцы, в силу своей малочисленности, но высокой степенью милитаристичности, оставляли след именно своей религиозной доктрины. Арии – как образ золотого плуга, который готовит землю (древняя легенда индоевропейского народа о четырех золотых предметах, упавших с неба), и вот здесь, символ чаши – это не сосуд, а символ духовных, хотя и языческих, комплексов, в котором сварилось священное ритуальное питье, им, спустя четыре тысячи лет, своего становления, оросят «скифские степи, пылающие огнем веры» и весь народ. Особую роль в «северных» языческих религиях играл вопрос личностной ответственности за спасение души, в противовес кармическим и деспотичным религиям востока и юга. Иными словами, «культура вины», свойственные европейскому язычеству и христианству противоположны «культуре стыда», характерной для культур Ближнего востока, Азии или неевропейского язычества. Прокопий Кесарийский, также особо подчеркивает единобожие у западных славян (даков и венедов). Очищаясь от натуралистических, языческих заблуждений, символ обряда очищения, глубоко понимаемый язычниками ранних этнических групп протославян, органично слился в священный отряд христиан - таинство Крещение. А солярный символ Креста, был ключевым в мистических практиках всех индоевропейцев. 

Не имея фундаментальных, последовательных знаний, современное человечество, порой, упрощает цепь последовательности исторических событий. Приписывая Христианству в Европе симбиоз ранних форм язычества и хитрых манипуляций образованных жрецов того времени, умело подхвативших новые тенденции и прозорливо использовав их в рамках выгодной конъюнктуры! Глубоко разбирая религиозный фундамент, не сложно определить, что даже само язычество, на первый взгляд такое однородное, имеет разные степени падения морали. Причем не только это свойственно разным людям, а имеет разный облик, характерный разным этническим группам. Но во всех культах, забуриваясь до основания, виден один исходный материал – монотеистическая основа. То есть, сотворение Мира и сотворение человека – одним, и только одним Творцом, единым во Вселенной – Богом. Благодаря слиянию человека с природой, в оправдание древнему, далеко ушедшему в прошлые тысячелетия приданию о грехопадении, человечество заменило Первотворение Бога, символом Творения Матери Землей. В ходе эпох, обожествив силу природы, карту звездного неба, придавая им роль живого Творца, а не соглашаясь с их реальной ролью – быть всего лишь помощниками человека, по закону определенному от времени Сотворения. Человечество, став на путь возведения себя самого на пьедестал Творца, само себе и придумало божества, через характер которых легко оправдывались неизменные побуждения и действия. Христианство, с поступком жертвенного подвига за все человечество, с Богом – Творцом, как символом идеальной любви и безграничной силы, выводило людей из плена собственных фантазий, систем запугивания и манипуляций. Освобождение от язычества прошло через путь упорядочивания и восстановления первопричинных понятий в истории мироздания. Сохраняя базовый вектор движения по Мировому Древу, человечество, увидело вершину этого Древа – Иисуса Христа! Как венец божественной мудрости и исполнения роли Божественной Любви – как действие. Сходясь во мнении, что инициация Одина, после самораспятия на древе Иггдрассиль, ученые относят это событие во времени позднее распятия Иисусу Христа в Иерусалиме. Этот факт, один из многих, доказывающий, что Христианство не стало накладывать свои имена на языческие традиции. Присвоение схожим языческим именам, новых христианских названий – оправдало, начальный смысл творения Мира с Богом и очищая их от натуралистических забвений приводило к Христовой мудрости, понимая и различая случаи, где в основе был заложен монотеистический принцип. Самые лучшие силы язычества поддержали Христианизацию – как путь Светлого разума и Чистого сердца.

Фрагмент из книги "Донбасс - бесконечная история"

Еще материалы по теме:


Поделитесь этой статьей с друзьями
>