Топография средневекового Новгорода-Северского и её оборонное значение - Этнографический Донбасс
Menu

Топография средневекового Новгорода-Северского и её оборонное значение

Выдающийся памятник мировой литературы «Слово о полку Игореве», созданный на украинской земле, несет в себе еще немало тайн. Одна из них – загадка Путивля – фрагментарно раскрыта нами в статье «Путивль на Десні та Путимль на Сеймі», помещенной в сборнике «Наша національна гордість» (К., 2012). В этой статье убедительно доказано, что в ХІІ веке на Сейме существовал город Путимль, изменивший свое название на Путивль после первопубликации «Слова».

23 апреля 1185 года, уходя в поход на половцев, ставший трагическим, новгород-северский князь Игорь Святославич не мог брать с собой свою жену Ярославну с малолетними детьми и прислугой, чтобы затем оставить ее в якобы более защищенном Путивле (Путимле) на Сейме. Сама дата выступления в поход совпадает с весенним разливом реки Десны (на несколько километров) и переправа через реку нескольких тысяч вооруженных всадников представляла собой значительную трудность и даже опасность. Подвергать этой опасности свою семью князь не мог. Пытаясь отстоять в своих многочисленных публикациях местонахождение Ярославны в Путимле на Сейме, сумские авторы не брезговали далее фальсификацией исторических фактов и попытались представить Путимль на Сейме как город, значительно более укрепленный, более надежный для пребывания Ярославны по сравнению с Новгородом-Северским, хотя географически первый был ближе к половцам.

 Map of_Novhorod-Siverskyi

Карта Новгород-Северского наместничества, разделённая на 11 уездов

К сожалению, все эти выводы сделаны не историками, а филологами, в силу своей профессии не занимавшихся анализом исторических документов и далекими от стратегии и тактики ведения войн.

Печально то, что домыслы сумского филолога, профессора П.П.Охрименко, не подкрепленные сколько нибудь серьезными аргументами все же были приняты за «чистую монету» некоторыми учеными. Вот, к примеру, как прокомментировал «Плач Ярославны» Евгений Нахлик в одном из последних изданий Шевченковского «Кобзаря», вышедшего в издательстве «Просвіта»: "Путивль – укріплене місто Новгород-Сіверського князівства; там був двір батька князя Ігоря – Святослава Ольговича. Коли половці після поразки Ігоря посунули на Русь, Ярославна перебралася із Новгорода-Сіверського у це безпечніше місце" [6, c. 325]. Вот так распространяется фальсификация, обрастая новыми нелепицами! В приведенном комментарии совершенно напрасно упомянут отец князя Игоря – Святослав Ольгович, умерший в 1164 году. Непосвященный читатель может подумать, что Ярославна, каким-то чудом узнавшая о поражении Игоря еще до прибытия гонца, направленного за священником для князя, бросилась в «более безопасный» Путивль на Сейме под защиту Святослава Ольговича, бросилась навстречу половцам.

Но обратимся к Новгороду-Северскому. Наши древние предки умели выбирать достойное и надежное место для поселения. Город основан на высоких правобережных холмах, нависающих над Десной и его панорама очень напоминает место столицы Украины. В 1825 г., посетив Новгород-Северский, император Александр І был поражен этим сходством и воскликнул: "Так это же Киев в миниатюре!" Огибая склоны, Десна образует здесь гигантскую подкову. Город окружен глубокими оврагами, усиливающими его оборону.

Центральной, наиболее укрепленной частью города был детинец площадью около 3 га (в настоящее время – до 2 га), расположенный на холме высотой 50 м. над уровнем реки и отделенный от плато оврагами и рвом. с почти отвесными склонами. Таким он сохранился до настоящего времени. С севера детинец омывался Десной, с других сторон был окружен окольным градом площадью 30 га. Детинец и окольный град были окружены валами со стенами из бревенчатых срубов, засыпанных землей. Перед валом был вырыт ров.

В город можно было попасть через трое ворот: Черниговские, Курские и Водные. Черниговские ворота располагались с западной стороны, между Детинцем и соседним, более пологим холмом окольного града (там, где улица Овражная вливается в улицу Советскую). К Черниговским воротам неизменно попадали все, кто шел к городу со всей правобережной стороны Десны: с юга, запада, востока, т.е. со стороны Киева, Чернигова, Польши, Литвы, Москвы по старой Черниговской дороге. С левобережной стороны Десны (с востока) в город можно было попасть через Курские ворота, воспользовавшись Путивльской переправой через Десну (6 км. от города) и поднявшись на Путивльскую гору мимо Путивля на Десне идти к Новгороду-Северскому.

Водные ворота располагались возле Десны, между детинцем и соседним холмом – кляштором. Вблизи этих ворот была пристань, куда причаливали купеческие судна. Нападений непосредственно со стороны Десны никогда не было, т. к. с севера город был защищен брянскими лесами.

Наиболее неприступными были Черниговские ворота. Всякий раз, подойдя к этим воротам, неприятель нес большие потери (над воротами нависал высокий холм детинца) и, если не оставлял желания взять город, вынужден был отступать и двигаться вправо, вверх по оврагу (ныне ул. Коротченко) под обстрелом к Курским воротам, находящимся с другой стороны крепости и лишь там мог добиться какого-то успеха.

Так было в 1146 г. при нападении объединенных войск черниговских князей Изяслава и Владимира Давыдовичей и Мстислава Изяславича, сына Великого киевского князя. Подойдя к городу, «сташа у переспы, оттуда идоша стрельцы ис товаръ къ граду къ вратомъ Черниговьскимъ, и ту бишася много; утреи же день исполчишася и поидоша къ вратомъ Курьскимъ» [3, c. 235]. Но и здесь их ждала неудача. Понеся значительные потери, нападающие вынуждены были уйти, пограбив села в окрестностях города.

Так было и значительно позже, в 1604 году. Огромное войско Лжедмитрия І подошло к городу 11 ноября. Новгород-северский гарнизон состоял из 302 человек, а вместе с московским отрядом князя Никиты Трубецкого и окольничего Петра Басманова, а также отрядами, пришедшими на помощь из соседних городов, общая численность ратников доходила до полутора тысяч человек. Разумеется, на защиту города встали и многие горожане [1, c. 16–17]. Осада города началась с Черниговских ворот, а позже перешла и на Курские ворота и длилась более чем полтора месяца. Его оборону умело организовал московский воевода Петр Басманов. В войске Лжедмитрия было более 5 тысяч польских всадников, 12 тысяч запорожских казаков и много пришлого народа. Оно постоянно увеличивалось за счет городов, которые сдавались на милость «настоящего» царя. Не помогли и пушки, привезенные из Путимля, который тоже перешел на сторону самозванца. Новгород-северцы ждали подкрепления из Москвы. Но силы защитников таяли. Чтобы выиграть время, Басманов пошел на хитрость, начав переговоры о сдаче города. В то время, когда Лжедмитрий с основной массой своего войска был у Курских ворот, по команде воеводы были открыты Черниговские ворота, через которые в город вошло до четырех тысяч нападающих. Ворота закрыли и всех врагов перебили. В войске Лжедмитрия началась паника, польское войско даже намеревалось покинуть его. Вскоре на помощь Новгороду-Северскому подошло 60-тысячное московское войско под командой князя Федора Мстиславского. Оставив под охраной свой лагерь у стен города, Лжедмитрий вышел навстречу этому войску и в сражении разгромил его. А новгород-северский гарнизон, оставшись в тылу у самозванца, вышел из крепости и разгромил его лагерь.

Лжедмитрий вынужден был 2 января 1605 года снять осаду и подался в Комарицкую волость [1, c. 19–20]. Новгород-Северский стал единственным городом Московского царства, который не сдался «царевичу» и дал ему достойный отпор. Нами приведено лишь два примера нападений на Новгород-Северский из всех 27-ми известных по историческим источникам (включая и события Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.), по которым можно судить об обороноспособности средневекового города. Кстати, топография древнего Новгорода-Северского оставалась неизменной до начала ХIХ в.

Что касается Путимля, то к востоку от него на пути у половцев уже не было русских городов с мощными оборонительными укреплениями и они могли беспрепятственно выйти на этот город. Приток Десны Сейм для половцев не представлял серьезного препятствия, а в ХVII в. в ряде мест летом его могли переезжать даже возами [2, c. 22].

Совсем не просто было добраться степнякам до Новгорода-Северского. Для этого им нужно было обезвредить Путимль и двинувшись дальше к западу по большой Путимской дороге, упоминаемой в грамоте Ивана Грозного, 1551 г. [5, c. 144], уничтожить стоящий на пути Глухов и выйти к Десне, представляющей серьезное препятствие. Так, в средине ХVІІІ в. ширина ее течения в некоторых местах доходила до 200 м., а во время весенних паводков могла достигать 2–4 км. Еще более полноводной и недоступной была река в ХІІ в. Таким образом Десна создавала надежную защиту от нападений с юго-востока и востока [2, c. 16, 18]. И если бы даже половцам удалось каким-либо образом переправиться через реку (перевозом воспользоваться они не могли), их достойно бы встретил придеснянский Путивль. Учитывая, что набег половцами специально не готовился, а был организован внезапно, для защиты от нападения Ольговичей, они не готовы были продолжать его дальше Путимля, не готовы были преодолевать Десну.

Мы не сомневаемся, что Путимль на Сейме имел мощные оборонительные сооружения – он был пограничным городом Киевской Руси. Но несомненно и другое – он был гораздо ближе к половцам и находиться в нем было более опасно, что и подтвердилось событиями 1185 года, когда хан Гза совершил набег на земли Ольговичей. Еще неизвестно, чем бы завершился этот набег, если бы половцы не узнали, что на помощь Путивлю движется войско русских князей, или если бы они к набегу готовились заранее и тщательно. Несомненно, что более надежным местом для местонахождения Ярославны во время похода 1185 г. был все же Новгород-Северский.

И главное: несостоятельные фантазии сторонников сумской версии относительно якобы более надежных оборонительных сооружений Путимля на Сейме в сравнении с Новгородом-Северским не подкрепляются ни единым примером из летописей, когда б какой-либо новгород-северский князь, идя в поход, отправлял свою семью в Путимль, ближе к половцам. Таких примеров в летописях просто не существует. А вот противоположный пример можно привести. Для этого следует внимательно перечитать летописные сведения об уже упоминаемых нами событиях 1146 года вблизи Новгорода-Северского. Путивльский князь Святослав Ольгович, отправляясь вместе братом Игорем Ольговичем в Киев (куда последний шел как законный наследник великокняжеского престола), завез свою семью к брату в Новгород-Северский, о чем упоминается в Московском летописном своде конца ХV в. После печальных событий в Киеве, связанных с поражением войск Игоря Ольговича в битве с переяславским князем Изяславом Мстиславичем, Святославу Ольговичу удалось с остатками своей дружины вырваться из окружения и через некоторое время он очутился в Новгороде-Северском, возле семьи и защищал город от напавших князей. Чтобы не подвергать город повторному нападению, князь по совету своих союзников решил покинуть его: "побеже Святослав [Ольгович] из Новагорода Крачеву... и жена и дети с ним, и ятровь [невестку] свою Игореву поя с собою" [4. 39]. Как видим, уходя из города, Святослав Ольгович забрал свою семью и жену брата Игоря.

Этот летописный пример еще раз подтверждает, что Новгород-Северский был более надежным местом для пребывания Ярославны во время похода и плена Игоря. Ярославна в это время не была в Путимле и, тем более, не могла руководить его обороной. Нет документальных подтверждений, что в Путимле в это время находился Владимир Галицкий. Подобные вымыслы, лишенные глубокого научного подхода к рассматриваемой проблеме лишь засоряют науку, нередко порождая многочисленные фальсификации.

Воинов С.С. г. Новгород-Северский


Поделитесь этой статьей с друзьями
>