О времени и путях проникновения христианства на территорию юго-востока Украины - Этнографический Донбасс
Menu

О времени и путях проникновения христианства на территорию юго-востока Украины

Изучение вопроса о времени и путях проникновения христианского учения в пределы нынешнего юго-востока Украины не может рассма­триваться вне контекста большой проблемы распространения христи­анства в Восточную Европу и в Причерноморье. Решению этой боль­шой и важной темы посвящено много исследований как частного, так и обобщающего характера.

LomtevNP ApostAndrPervoGTG

В связи с двухтысячелетием этого учения ин­терес к его истории, основным положениям, теологическим построени­ям и догмам увеличился многократно. Не ставя своей целью разбор всех новейших исследований по указанной тематике, мы постараемся кратко охарактеризовать лишь материалы, дающие возможность рассмотреть вопрос, вынесенный нами в заглавие статьи.

Как писал известный специалист по истории восточных народов и истории Степи профессор Лев Николаевич Гумилев: «...до 155 г. христи­анство, как консорциум, прошло инкубационный период становления, т.е. этап объединяющий малые и разрозненные группы последователей, завершившийся восстанием под предводительством Бар-Кохбы1 в 135 году н.э., и выступлением на диспуте Юстина Философа, отвергавшего языческих богов и обряд принесение жертв, сформулировавшего док­трину христианства». В 313 году к власти, с помощью христиан, прихо­дит римский император Константин, и с подписанием им (императором) эдикта христиане получают поддержку и преимущество над другими конфессиями. Этот этап характеризуется борьбой христианства и язы­чества, в которой гибнут много христиан. В это же время учение распро­страняется за пределы империи, и особенно на восток и юго-восток — в Сирии, Малой Азии и Палестине.

1 Восстание Бар-Кохбы было подавленно императором Адрианом, который запретил проживание евреев в Иерусалиме и построил на развалинах Иерусалима языческое поселение, которое назвал Элия Капитолина. Сирия и Египет, по мнению историка С. Беляева, стали теми страна­ми, «где христианство было признано официальной религией» и долина Нила «на рубеже III–IV веков становится центром распространения мо­нашества... с VI–VII веков началось массовое распространение христи­анских сюжетов в искусстве и на предметах художественной промыш­ленности». Отсюда, через Среднюю Азию и Кавказ, караваны с товарами и проповедниками распространяются по всей Восточноевропейской Степи.

Распространение христианства вдоль побережья Черного моря, еще до Вселенского собора, как считает профессор Гарвардского универси­тета, академик Омельян Прицак, охватило многие народы. Его приняли персы в 230 году, Армения в 301 году, готы в 325 году и согдиане (Крым) до 325 года. Посетивший Крым (г. Херсон) просветитель Константин видел Евангелие, написанное «сурскими письменами», то есть ассирий­ским письмом.

Время проникновения «христианств, как нового религиозного те­чения на территорию Боспора» В.М. Зубарь относит к началу IV века, ссылаясь на известную надпись на надгробии Евтропия, датируемую 304 годом н.э. Он же указывает на незначительное количество христи­ан, обосновывая этот тезис отсутствием следов христианских культо­вых построек в Крыму в эту эпоху. Однако во второй половине V в., по его мнению, положение меняется. В некрополе Пантикапея появляются грунтовые склепы, стены которых украшены крестами и текстами псал­мов. В официальных эпиграфических документах царя Тиберия Юлия Диптуна есть изображение креста. Данные эпиграфики, присутствие в них терминов церковной иерархии, например «диакон», упоминания о вероисповедовании погребенных, по мнению В.М. Зубаря, дают воз­можность говорить о наличии в Пантикапее церковной организации.

Одной из причин быстрого распространения христианства в Крыму и среди племен Меотиды в первых веках н.э., по мнению Н. Раппопор­та, стало появление большого количества пленных в этих землях по­сле морских походов готов. Масса жителей Малой Азии была уведена в Меотиду, на земли, заселенные между Кубанью и Доном, о чем пишет Ременников (с. 109), став тем самым распространителем христианско­го учения арианского вероисповедания среди готов и местных племен. Подтверждение этому мы находим в «Хронографе», у Феофана Испо­ведника: «Все они придерживаются зловерия Ария» (Хронограф, с. 48). По-видимому, с приходом гуннов в степи Приазовья мало что измени­лось. Давайте попробуем коротко остановиться на рассмотрении этого вопроса. Взаимоотношения гуннов с готами известны с конца II века н.э. Хотя не всегда они были мирными. Походы гуннов в Закавказье, Сирию, Каппадокию и Месопотамию в 395–397 годах дали возможность им еще ближе познакомиться с христианским учением у местного населения. Не меньший интерес, по мнению выдающегося специалиста по истории раннего Средневековья Восточной Европы Михаила Илларионовича Артамонова, проявила к гуннам и византийская дипломатия, послав в 412 г. к ним посольство. В конце V века письменные источники сообща­ют нам об участии епископа Боспора во Вселенском соборе в 449 году и поездке ответного посольства приазовских племен: сарагур, угров и оногур — к римлянам (см. М.И. Артамонов. История хазар). Начало VI в. также характеризуется тесными контактами между степным населе­нием и Византией, участием болгар в составе византийских войск и при­бытием епископа Кардоста к гуннам в Причерноморье.

Дальнейшему же распространению христианства на Боспоре, как мы видим, способствовала византийская политика конца V — нач. VI в. В 519 г. в Фонагории, на Таманском полуострове (ныне Красно­дарский край), уже существовала епископская кафедра во главе с Ио­анном — участником Константинопольского собора. Именно рас­ширение храмового строительства, отражавшее усиление позиций и увеличение христианского населения в городах Пантикапее, Тиритаки и на Иличевском городище, по мнению В.М. Зубаря, связано с вме­шательством Византии в дела Боспора при императоре Юстиниане I.

Несомненно, большое внимание, уделяемое Византийской импе­рией степному населению, распространению в их среде христианского учения, появление Писания на гуннском языке и приезд посольства па­триция Прова к гуннам, встреча его с епископом Кардостом являются подтверждением одной цепочки событий. Результаты этого процесса проявляются в событиях 528 г., «когда правительница савир вдова кня­зя Болаха, Боарикс вступила в союз с Византией и крестился гуннский (болгарский) князь Грод (Горда)», восприемником которого, по мнению М.И. Артамонова, был сам император Юстиниан. И как далее отмечает М.И. Артамонов: «...обращение Грода не являлось чем-то исключитель­ным и необъяснимым. Боспор издавна был христианским... Христиана­ми же были и готы-тетракситы — и соседи и союзники гуннов... Хри­стианские проповедники проникали и в кочевья гуннов». Показательно, что согласно Иоанну Никиусскому, Муагерис (Муагерия) — брат Грода, поставленный гуннами вместо вероотступника, крестился вслед за Гор­дом. Учение распространялось в Степи, ибо это была «диффузия новой религии и новой идеологии, неизбежной при торговых контактах» и по­литических связях.

События последующих двух столетий, происходящие в Степи, как бы повторяют предыдущие и тем самым подтверждают их. Прибытие в Константинополь гуннского (болгарского) хана Органы в 619 году, не препятствующего крещению своих подданных. Последовавшее за этим объединение болгарских племен в одно государство — Великая Бол­гария, во главе с племянником Органы — Кубратом, как считает М.И. Артамонов, воспитывавшимся в юности при дворе византийского им­ператора. Повторение сюжета 528 года фиксируется в Предкавказье, где появление албанского посольства во главе с епископом Исраелем за­вершается обращением в христианство гуннского князя Алп-Илитвера, «последовавшего примеру... в первую очередь «великого царства Римско­го». Дальнейшие события повторяются в царстве гуннов. Только в этот раз «Алп-Илитвер и его вельможи, приняв христианство, приступили к искоренению язычества, и с их разрешения Исраель и его священники разрушили капища, срубили священные рощи и жестоко расправились со служителями старой религии — жрецами и кудесниками». И что важ­но, «вместо старых объектов поклонения были воздвижены новые: из священного дерева был сделан громадный крест», которому должны по­клоняться новообращенные. Однако это не значит, что христианство в Степи победило язычество и все население стало христианами.

Победа хазар и распад Великой Болгарии, уход части болгар на Волгу и Дунай в какой-то мере, по-видимому, замедлили процесс распростра­нения христианства в степях Восточной Европы, но не приостановили его. Своеобразным стимулирующим фактором, влияющим на расшире­ние учения, стали события, связанные со ссылкой в Херсон в 655 г. папы Мартина I, а в 695 г. Юстиниана II, затем переселившегося в Фанагорию. В числе этих событий необходимо учесть иконоборческое движение (с 726 г.) и восстание Иоанна Готского, а также учреждение Готской епар­хии, что нашло подтверждение и в дальнейшем отмечено путешествую­щим в Хазарию просветителем Константином Философом (860–862 гг.).

Археологическим отражением этого процесса, по-видимому, можно считать появление христианских культовых построек, открытых архео­логами в Ставрополье и Прикубанье, вдоль трасс Великого шелкового пути, идущих с Востока на Запад, через степи Причерноморья. Это не исключает их наличие в пределах Нижнего Подонья. Мы имеем в виду древний греко-варварский город Танаис, существовавший до VI–VII вв. (Ростовская область, Неклиновский район). Распространяется христи­анство и в Приазовье и Подонцовье, где в дальнейшем в Святых Горах появляется Святогорский монастырь.

Бельский А. В., к.и.н. Украина, г. Керчь


Поделитесь этой статьей с друзьями
>