Место битвы князя Игоря с половцами - Этнографический Донбасс
Menu

Место битвы князя Игоря с половцами

 В вышедшей недавно книге харьковского профессора М.Ф. Гетманца «Тайна Каялы» есть глава «Новые книги о походе Игоря Святославовича», где он, не заботясь о научной этике, бичует донецких исследователей «Слова о полку Игореве» В.И. Свитящука и А.П. Черных, и еще – Луганского ученого В.И. Подова, а затем критикует сумского профессора В.Б. Звагельского.

Платон мне друг, но истина – дороже

Аристотель

Лоситская дорога – ключ к разгадке «Тайны Каялы»

В вышедшей недавно книге харьковского профессора М.Ф. Гетманца «Тайна Каялы» есть глава «Новые книги о походе Игоря Святославовича», где он, не заботясь о научной этике, бичует донецких исследователей «Слова о полку Игореве» В.И. Свитящука и А.П. Черных, и еще – Луганского ученого В.И. Подова, а затем критикует сумского профессора В.Б. Звагельского.

knyaz igor_kartina

Картина Васнецова В. М. «После побоища Игоря Святославича с половцами»

«Следует прямо сказать, – пишет М.Ф. Гетманец, – что карта-схема В.Б. Звагельского красноречиво свидетельствует о несостоятельности версии о Лосицкой дороге». – Да, карта-схема действительно неудачна, так как путь Игоря по этой дороге проведен почти напрямую от Путивля и до верховий Миуса. Но нельзя же не анализируя, походя утверждать, что «Лосицкая дорога не имеет никакого отношения к событиям похода Игоря Святославовича» [3, с. 52-54].

Понятно, что Гетманец готов растоптать эту неугодную ему дорогу, чтобы не допустить движения по ней Игоревых войск. Ведь сразу теряются два «тщательно обоснованных» им ориентира похода: Сальница и Шеломянь.

Но летописи – упрямая вещь. А они утверждают, что Игорь трижды ходил разведывать именно этот путь, а не Бакаеву дорогу, по которой ведет его Гетманец (в своей версии). И В.Б. Звагельский совершенно справедливо указывает на этот факт: «Достаточно вспомнить, – пишет он, – что в Ипатьевской летописи описано три похода, совершенные Игорем Святославовичем до 1185г. Их конечные пункты удалось достаточно точно локализовать. Это район средней Ворсклы, приблизительно между современными Охтыркой и Полтавой» [7, с. 115-118]. И еще: «Выше указанные три похода Игоря Святославовича были направлены на местности, где находилась Лосицкая дорога. Здесь были встречены половцы, что двигались в Русь. И собственно, поход 1185г. тоже, согласно одной из гипотез, проходил именно этой дорогой» [6, с. 37-45].

Далее, в работе «Залозний шлях, Лосицька дорога та Лозіє «Слова о полку Ігоревім» В.Б. Звагельский указывает: «Название Лосицкой дороги следует связывать с многочисленными бродами-лазами и, в первую очередь, с городом Лосичи, расположенным в ключевом месте на Средней Ворскле, месте, наиболее привлекательном для прорыва степняков на юго-восточных границах славянских земель... На картах Г. Боплана, в том числе на Специальной (1650г.) и Генеральной (1648г.) картах Украины, в этой местности нанесено большой лесной массив под названием Лосицкий бор» [1, вклейка между с.122-123, с. 192]. «Древнерусское городище Лосичи ныне находится в пределах с. Заречного Тростянецкого района Сумской области, недалеко от брода-лаза, ниже впадения р. Боромля в р. Ворскла. Кстати, местные жители и теперь часть этого села называют Лосивка. На городище археологами выявлены материалы роменской культуры и древнерусского времени IX-XIII ст., остатки вала и рва». – Так, достаточно убедительно доказывается В.Б. Звагельским прохождение Лосицкой дороги от г. Путивля к Лосичам, от р. Сейма к Ворскле.

Для иллюстрации Лоситской дороги лисичанский архитектор и картограф Н.Н. Ломако любезно предоставил нам карту, построенную по данным Книги Большому Чертежу и книги донецкого ученого В.А. Пирко «Джерела до історії населених пунктів Донеччини XVI-XVIII століть» [Донецьк, 2001, с. 6-7]. Роспись 1579г. из книги В.А. Пирко является обоснованием проложения Лоситской дороги на местности и приведена нами ниже в оригинале, без перевода на современный язык.

Роспись, к которым урочищам и до коих мест и по которым польским местам из Путивля и из Рыльска станицами ездит по княж Михайлову дозору Тюфякина да Матфея дъяка Ржевского. 

igorИз Путивля ездити станицам к верх Тору и Миусу. От Путивля станицам перевестись Семь в Дороговиле на усть Выра, да ехати Выром вверх, да перелезти Выр у Хосотина на усть Руды да ко Пслу, а Псел перелезти у Лепинскуого городища да в проходы, да наверх Боровни, да боровнею наниз да через колодец рядом да к Ворсклу, а Ворскл перелести у Буен Борку в Лосицах, а от Лосиц к Казацкой могиле да к Мерлу, а Мерл перевестись нижеТорчинова городища, да полем едучи видети Мерчик, да к Донецкой правороти, да на низ Ордина да ко Мжу, а Мож перелести ниже Адалаг, а от Адалаг да на Таволжинскую Поляну да ко Мжу, та Мжом на низ к Змееву кургану да к Донцу, а перелезти Донец на Нагайскую сторону у Тюндукова болнья, да Донцом на низ до усть Черного Жеребца, а Донец перелезти на Крымскую сторону меж Бахмутовой и Черного Жеребца, да по Бахмутовой на гору до правые россоши2 Бахмутовские столпы, да россошиною на гору верст с 10, да тое россошию перелезти, да ехати на гряду прямо, а с той гряды видеть 9 курганов, которые стоят вверх Тору и Миуса...

Итак, выйдя из Путивля 23 апреля 1185г. и следуя по заранее разведанной Лоситской дороге в юго-восточном направлении, Игорь Северский во главе конного войска пересекает реки Псел и Ворсклу (в Лосицах) и 1 мая выходит к Змиевскому перелазу через Донец, где его застает солнечное затмение. Перейдя здесь на левый берег Донца («на Ногайскую сторону») Игорь движется вдоль Донца к Осколу, о чем сообщается в летописи: «перебреде Донец и тако прииде ко Осколу». Более подробно смотрите об этом в книге А.П. Черных «Первопроходцы Донецкого края князь Игорь Северский и Владимир Мономах» в главе 6. «Слово» и летописи о походе Игоря – в деталях», а также – в книге В.И. Подова «Поход князя Игоря на половцев в 1185 году».

Против сбора всего Игорева войска в низовьях Оскола категорически возражает М.Ф. Гетманец, не ведая ни о Лоситской дороге, ни о науке топонимике как таковой, известные топонимические правила которой развивает и использует в своих исследованиях автор этих строк.

Перейдя Оскол, Игорь движется по Лоситской дороге вниз по Донцу до устья Черного Жеребца, где переходит на правый берег Донца между устьями рр. Бахмутки и Черного Жеребца («да Донцом на низ до усть Черного Жеребца, а Донец перелезти на Крымскую сторону меж Бахмутовой и Черного Жеребца»). И следуя вверх вдоль реки Бахмутки, Игорь выходит на водораздел между реками бассейна Северского Донца и реками Приазовья, то есть в верховья Тора и Миуса («вверх Тору и Миуса»).

Под верховьями Миуса следует понимать не собственно исток реки с Грабовским водохранилищем, где автору неоднократно приходилось бывать как специалисту-гидрологу, а верховья его главного правого притока р. Крынка (Крымка), образуемой слиянием рр. Садки и Булавин, да еще р. Корсунь, впадающей в Крынку в 1 км ниже их слияния. И именно р. Корсунь «стыкуется» на водоразделе и с р. Бахмуткой и с Кривым Торцом, который, по-видимому, называется в описи Лоситской дороги Тором. Подтверждение этому находим в «Словаре гидронимов Украины», где Кривой Торец – правый приток Казенного Торца именуется в различных документах как Торъ, Кривой Торъ, Красный Торецъ и просто – Торецъ [16, с 287].

А р. Казенный Торец называется Торъ, Торъ Казенный, Большой Тор, Красный Торец (в среднем течении до устья Сухого Торца), Верхний Торец (в верховье), Северный Торец (в низовье), Соединенный Торецъ и Казенный Торец – как левый приток Кривого Торца. Известно также в нижнем течении урочище Тор, где были Торские соляные озера, и располагался г. Тор, в 1794г. переименованный в г. Славянск. Отсюда старое название р. Тора – Сольница – в Хлебниковском списке Ипатьевской летописи [16, с. 227]. И для сравнения приведем наименования небольшого левого притока Казенного Торца – р. Сухой Торец: Торецъ, Старый Торец, F. Torets и Сухой Торъ [16, с. 549].

Необходимо обратить внимание, что в речной системе Тора фигурируют «Торъ», или «Большой Тор» (т.е. главная река) и «Торецъ» (т.е. Малый Тор – приток основной реки). При этом, чтобы притоки - «торцы» отличались друг от друга, им были даны определения: Казенный Торец, Кривой Торец, Сухой Торец. Но ни один из притоков, заметьте, не называется Малый Торец, так как это уже тавтология – «повторение того же самого другими словами» (Малый Торец = Малый «Малый Тор»). И, соответственно, ни один из притоков не называется Большой Торец, так как это абсурд (Большой Торец = Большой «Малый Тор»).

По аналогии, то же самое правило относится и к бассейну Дона. В «Слове» и летописях упоминаются реки Дон, Великий Дон и Донец, т.е. Малый Дон. Есть Северский Донец, Сухой Донец, Мертвый Донец и даже – Спорный Донец. Но названия «Малый Донец» нет ни в документах, ни в природе, как нет его и в «Слове о полку Игореве»:

Погасоша вечеру зори.

Игорь спитъ, Игорь бдитъ,

Игорь мыслію поля меритъ

отъ Великаго Дону до Малаго – Донца.

Допущение «река Уды – приток Донца – называлась в древности «Малый Донец» сделано академиком Б.А. Рыбаковым для доказательства своей версии похода Игоря. И совершенно «сбило с толку» доктора филологических наук, профессора М.Ф. Гетманца. Самая нелепая ошибка Михаила Гетманца состоит в том, что он, оправдывая свой явно неприемлемый вариант места битвы «на реке Каялы» у реки Донца (в районе Изюмского кургана), проигнорировал указание автора «Слова» об уточняющем ориентире места битвы русичей с половцами:

Ту ся копием приламати,

ту ся саблям потручят

о шеломы половецкия

на реце на Каяле, у Дону великаго.

«Мы уже отмечали, что в некоторых древних памятниках (каких? – А.Ч.), в том числе и «Слове о полку Игореве», Донцом, Малым Донцом называлась река Уды, – пишет М.Ф. Гетманец, – а Донец – Доном, Великим Донцом» [Тайна реки Каялы – Харьков, 1982,с. 64]. То есть, он подменяет Великий Дон Великим Донцом, а также нарушает топонимические правила: ряд (или куст) однородных гидронимов от первоначального имени Дон – Великий Дон и Малый Дон (Донец) искусственно заменяет на ряд с исходным именем Донец – Малый Донец (Уды) и Великий Донец (Дон). А это приводит опять же к абсурду: получается, что «Великий Донец – это Великий Малый Дон». И даже неспециалисту отсюда четко видно, что выше обозначенная система рек поставлена, как говорится, «с ног на голову».

Вторая грубейшая ошибка Михаила Гетманца следует из первой и состоит в том, что он вынужденно считает Доном реку Донец на участке расположения Изюмского кургана, нарушая тем самым одно из самых неоспоримых правил топонимики. А ведь он мог бы, при желании, найти это правило и в «Очерках топонимики» Э.М. Мурзаева (и, наверное, в других учебниках). В книгах А.П. Черных оно сформулировано следующим образом: «Реки могут менять свое название по выходе из гор на равнину, при резком изменении общего направления течения и после принятия вод крупного притока, а также при пересечении государственных границ и в других подобных случаях» (см. методику исследования: топонимические правила «взаимосвязанной системы географической ориентации» в книге «Разгадка тайны реки Каялы» – г.Донецк, 2011г.) – И река Донец, после слияния с равным ей по размерам и водности р. Оскол, действительно называлась в древности Доном, а современный Дон – Великим Доном. А Русская земля тогда связывалась с Донцом, а не с Доном, на начало которого указывал широко известный ориентир Шеломянь, или Святые горы, - гряда холмов на правом возвышенном берегу Северского Донца, напоминающих своей формой купола русских церквей, почему и названы Святыми, а еще больше – шеломы былинных богатырей и древнерусских витязей. «О Русская земле! Уже за Шеломянем еси!» – произносит автор «Слова», выражая общее настроение воинов, удаляющихся от границ Руси.

Анализ ошибок и просчетов, допущенных М.Ф. Гетманцем можно было бы еще продолжить, но уж очень это хлопотное и неблагодарное дело. Поэтому отсылаем читателя к главе «Ошибки исследователей в определении места битвы «на реке Каяле» (в книгах А.П. Черных «Первопроходцы Донецкого края князь Игорь Северский и Владимир Мномах» и «Разгадка тайны реки Каялы»), которую Михаил Гетманец оставил без внимания, отвергая, согласно «здравому смыслу» (в кавычках), все то, что ему неведомо и неугодно.

Решение проблемы Каялы искусственно задерживается многие годы авторитетами от Науки, для которых важнее не истина, а собственный престиж. И по сути, другой тайны здесь давно уже нет.

«Тайна Каялы раскрыта» – так озаглавлена рецензия основателя музея-заповедника «Слово о полку Игореве», кандидата филологических наук С.С. Воинова к историко-географическому очерку А.П. Черных «Первопроходцы Донецкого края князь Игорь Северский и Владимир Мономах» (см. рецензии в приложении к книге «Разгадка тайны реки Каялы»). И восстановление на местности древней Лоситской дороги, по которой двигался Игорь Северский к приазовской реке Каяле, лишний раз это доказывает и подтверждает.


Поделитесь этой статьей с друзьями
>