Крест — центральная фигура готской символики - Этнографический Донбасс
Menu

Крест — центральная фигура готской символики

Одним из самых уникальных достижений культуры, идеологии, сво­еобразной их квинтэссенцией являются символы, которые позволяют глубже понять быт, историю, культуру. К сожалению, до настоящего времени история символики, ее развитие в отечественной и зарубежной историографии не получили должного освещения. Есть практически не изученные аспекты проблемы. К числу таких аспектов относится исто­рия символики у германцев с периода раннего Средневековья до разви­того Нового времени.

Исследования и знание символики вообще и этносимволики (пони­мание этногенеза народа, его связи с соседними этносами) важны в эт­ническом возрождении и в менеджменте межнациональных отношений.

Целью настоящей работы является изучение истории креста у готов с I по XVIII в.

В последние два десятилетия в независимой Украине история кре­ста из запретной темы, замалчиваемой и активно фальсифицируемой, трансформировалась в предмет интенсивного исследования историков, философов, этнологов и представителей других гуманитарных наук из разных стран мира.

Анализу понятийного аппарата, исторической семантики, структур­ной классификации символики посвящена монография Р. Багдасарова. В этой работе автор детально рассматривает такой древний символ, как свастика (находки свастикоидной формы датируются XXIII тыс. до н.э.) [1]. Эволюция и структура фигуры креста показаны в работе А. Нейхардт [2]. К сожалению, в трактовке функционального значения символа автор делает много фактологических ошибок.

Как знак, который был известен многим языческим народам мира, получивший широкое распространение крест рассматривается в работе Э. Баджа [3]. И. Сапожников описал каменные кресты Степной Украины XVIII– XIX вв. [4]. Была сделана первая в историографии попытка дать типоло­гию ключевого символа — креста. При этом автор ограничился анали­зом материала только Степной Украины.

В работе «Непобедимое оружие» Украинской православной церкви обращает на себя внимание достаточно широкое описание истории воз­никновения конфессиональных форм крестов [5]. Однако авторы огра­ничиваются изучением лишь одной из сфер применения символа. Б. Серафимов представил происхождение, эволюцию, употребление такого символа, как крест [6], но предложенная информация фрагмен­тарна и описанные разновидности креста составляют 1/10 из того, что сегодня есть в нашей коллекции.

Для изучения истории символики у германцев важно понимание собственно ее появления на указанной территории, знание культуры и быта племен. Эти проблемы освещены в работах А. Билоусько, В. Бу­данова, Д. Козака, П. Пиоро [7]. При этом сведения о германцах, как правило, ограничиваются концом IV в. Исключение составляет работа П. Пиоро, который рассматривает историю германцев в Крыму после прихода гуннов. Периодизация истории германцев Украины дана в работах А. Дын­геса [8].

В изучении германской символики Причерноморья помогают важ­ные сведения археологии. Работы Э. Веймарна, А. Айбабина, А. Герцена помогают при рассмотрении ряда символов жизнедеятельности насе­ления Северного Причерноморья [9], но ни в одной работе нет четко аргументированной позиции по отношению определенной символики к какому-то этносу.

Взаимоотношения салтово-маяцкой культуры с Готской епархией исследованы И. Барановым [10]. Автор обращает внимание на тради­ционность культуры и постоянное население соответственно в южной части Крыма с IV по XV вв. Работа Ю. Могаричева особенно важна при рассмотрении проблем Крыма, в частности пещерных церквей периода с IV по XVII вв. [11]. Здесь прослеживается сходство выделенных автором типов церквей на территории всей южной части Крымского полуостро­ва. Впервые уделено внимание сакральным образам и символам Крыма в работе Т. Фадеевой [12]. Здесь германцам отводится особое место как идеологам и распространителям христианской веры.

Таким образом, приведенный выше обзор историографии свиде­тельствует, что отдельные аспекты изучения истории креста нашли от­ражение в ряде работ отечественных и зарубежных историков. Но мы констатируем, что специальной работы по истории креста у германцев (в том числе у готов) не существует. Это обстоятельство повышает акту­альность нашей попытки изучения данной проблемы.

Среди изученных нами источников по теме статьи одно из централь­ных мест занимают работы современников и участников исследуемых событий, трактаты античных авторов, мемуары. Здесь необходимо в первую очередь назвать сочинение готского историка Иордана (V–VI вв.) [13]. На фоне широкой картины переселения народов Иордан пока­зывает историю готов со времени их ухода из Скандинавии и до совре­менных ему Вестготского и Остготского королевств. Работа Иордана со­держит немало ценных указаний об идеологии и символике германцев.

Вопросы символики издавна волновали церковных деятелей. Специ­альный трактат, который посвящался кресту, принадлежит перу патри­арха Константинополя Иоанна Златоуста. Эту же проблему освещал идеолог христианства Иоанн Дамаскин [14].

Весь широкий спектр германской идеологии содержат такие класси­ческие источники по этой теме, как «Старшая» и «Младшая Эдда» [15]. Трудно переоценить значение для исследования германской симво­лики материалов (прежде всего графических), содержащихся в различ­ного рода справочных и энциклопедических изданиях. Следуя струк­туре работы, скажем, что понятийным аппаратом слова «символика» занимались составители справочных изданий Н. Жюльен, В. Рошаль, В. Похлебкин, В. Копалинский, В. Бауэр, В. Адамчик [16]. Результатом ста­ло множество трактовок и отсутствие единой, универсальной. Семан­тику креста характеризуют словари символов В. Бауэра, И. Дюмоту, С. Головина, Н. Жюльен, В. Копалинского, В. Похлебкина, В. Андреевой, которые были изданы на рубеже XX–XXI веков. Они показали крест как древнейший и самый распространенный символ, который существо­вал до Рождества Христова. Наибольшее внимание изучению немецкой символики уделяется в энциклопедиях В. Рошаля, Б. Уокер и Г. Освальд [17]. Однако в этих энциклопедиях символика рассматривается очень кратко и преимущественно освещается символика немцев Централь­ной и Северной Европы. Кроме того, здесь не были выделены ключевые, центральные символы германцев.

Таким образом, перечисленные выше источники в разной степени компетентны и информативны по исследуемым нами вопросам, но при их комплексном использовании и критическом анализе они составляют достаточно надежный источниковый фундамент для исследования. Итак, символом является письменный знак, который описывает ка­кое-либо качество, величину или процесс. Таковыми являются буквы алфавита, знаки препинания, цифры, ноты, математические символы и так далее.

Крест — один из наидревнейших символов человечества. Возник как символ еще в доисторическое время, как знак Солнца и произошел от изображения перекладин, спиц, солнечного колеса. В этом виде крест известен многим языческим народам (индусам, ассирийцам, китайцам, древним германцам, этрускам и финикийцам) задолго до появления христианства. На данном этапе исследования мы обратим внимание на распространение крестов у германских племен готов. Для этого следова­ло бы обратиться к более ранним памятникам. Одним из них являются руны, получившие широкое распространение с начала I ст. н.э.

Руны являются линейными геометрическими знаками, с одной сто­роны, а с другой стороны, сакральными мифологическими символами. Линии изображены так, чтобы их было легко вырезать на дереве. Руни­ческое письмо использовалось в различных формах для записи текстов десятками германских народов в течение полутора тысяч лет. Наиболее распространенное определение слова «руна» звучит как «одна из букв алфавита древних германцев» [13, 18].

Можно вывести общий германский и кельтский корень «runo», ко­торый сохранялся, изменяясь, в различных германских языках. Опре­деление «буква» однозначно вторично, первичным же следует признать значение «тайна». Весь ряд рун традиционно называется футарком — от имени или, точнее, фонетического значения первых его знаков: F, U, Th (P), A, R и К. У различных германских племен старший рунический ал­фавит подвергся видоизменениям, в результате чего возникли местные модификации алфавита, так как этим алфавитом пользовались в I–VII вв. все германские племена: готы, герулы, англы и др.

Если взять за основу классификацию крестов, то некоторые руны представляют собой кресты.

┼ (чаще употребляема такая фигура только тогда, когда горизонталь­ная поперечина наклонена слева направо) — Nautbiz, Nauthiz, Naupiz (германский) — Nauỏir (старонорвежский) — Nyd (англосаксонский) — Nauỏr (норвежский по младшему футарку). И это то, что говорит прежде всего о широком распространении рун у множества народов, включая германцев. Фонетически руна Nauthiz обозначает звук [n]. Содержание руны формируется вокруг понятий «нужда», «потребность», «горячее желание» [19, с. 256].

Руна N может обернуться неприятностями для тех, кто по неразу­мию не использует ее силу (по руническим поэмам). Эта необходимость, действующая извне сознания, может стать источником спасения для того, кто знает, как и когда ее использовать. Под руной N стоит число 10 по старшему футарку или 8 по младшему футарку, так как стоит за таким числом по алфавиту, а по космогоническим характеристикам яв­ляется сопротивлением. Итак, руна N схожа по форме с греческим кре­стом, хотя в основном представляет видоизмененную форму прямого креста, в котором горизонтальная поперечина расположена под углом или наклонена слева направо. ┼ ассоциируется с буком (дерево) — сим­вол знания [20, с. 173].

Другой руной является Х — Gebo (германский), Gebu (старонор­вежский), Gyfu (англосаксонский), в младшем футарке отсутствует. Это седьмая руна первого ряда, обозначает звук [g]; глубинным содержани­ем руны (в переводе на русский — «дар», «щедрость», «гостеприимство») является принесение дара или обмен дарами. Руна Х означает дар Одина в его троичной форме — дары сознания, дыхания жизни и формы. В данном случае акцент ставится на обмене энергии. По космогоническим характеристикам Х представляет собой обмен; ассоциируется с деревом вяз (дерево доверия и сопереживания). Итак, руна Х схожа с крестом св. Андрея, и ее можно отнести к типу косого креста. Исходя из этого, нужно отметить, что существует множество археологических доказа­тельств — находок рунных надписей, включая вышеперечисленные. Так, в 1967 г. при раскопках у села Войсковое (на Днепре) был обнару­жен сосуд, относящийся к черняховской культуре (I–IV вв. н.э.); на чаше изображены рунические знаки [21, с. 6], среди которых Х доминирует.

Одним из наиболее ярких примеров готского алфавита, обнаружен­ного на острове Готланд в Килвере, является древняя надпись на камне, содержащая полный футарк и сделанная готскими мастерами. Подлин­ный готский алфавит использовался народом готов, которые изначаль­но обитали на балтийском острове Готланд, а затем, в эпоху завоевания Европы варварами, заняли земли Восточной Пруссии, Литвы и Польши и дошли даже до Северного Причерноморья.

Символом сакральной геометрии является руническая версия сва­стики, которую находят на языческих надгробиях в Скандинавии. Сомкнутые плечи могли передавать идею возвращения к земле и воз­рождения, которая вытекала из распространенного у древних взгляда на смерть как на возвращение в лоно Матери-Земли или Матери-моря. Свастика и другие варианты крестоподобных фигур всегда использова­лись тевтонскими язычниками. На украшених ножей с начала нашей эры изображают крест и свастику как эмблемы магического возрождения.

Различные виды крестов, наполненные таким же содержанием, име­ли германские племена. Так, крест, вписанный в круг, означал солнце, годовую цикличность; основу творческого начала, здоровье и жизнь. В дохристианской Скандинавии — знак границы поселения, владения; знак памяти на могилах властителей и героев; крест огненный — древ­негерманский и древнешотландский способ созывать народное ополче­ние, объявление о военной угрозе.

Готы — одно из восточногерманских племен, давшее название круп­ному племенному объединению, в которое в разное время входили раз­ные этнические группы населения Европейского континента. По мнению большинства ученых, готы появились на материке в районе Польского Поморья в I в. н.э. как переселенцы из Скандинавии. Уже во II в. они заняли Восточное Поморье, Куявию, а в конце этого столетия пришли на земли Мазовии и Подлесья, в Волынь и Подолию. В III в. письменные источники фиксируют готов уже в Приазовье и на Дунае. Пути рассе­ления и направление движения готов на Украину, как свидетельствуют археологические памятники вельбарской культуры, проходили вдоль Вислы, через северные районы Польши. Причем на Украину, насколько можно судить из сообщений Иордана, продвинулось все войско готов во главе с королем Филимером. Где-то в этом регионе оно поделилось на две части — остроготов и везеготов.

Подчиняясь общей тенденции движения всех варваров к границам Римской империи, готы из Волыни и Подолии направились туда разны­ми путями. Остроготы двинулись на восток и юго-восток к Поднепро­вью в направлении «крайней части Скифии», которая граничила с Пон­том, и вышли к побережью Азовского моря. Потом они через Северное Причерноморье проникли на Балканы и вышли к границам Римской империи.

Вместе с готами в Северное Причерноморье проникли другие гер­манские племена с севера и запада Европы. Письменные источники со­хранили имена боранов, герулов, бургундов. Происходит процесс фор­мирования разноэтнического военного союза под предводительством готов, в который втягиваются и местные племена.

В III–IV вв. археологические источники позволяют связать события с появлением в регионе нового населения с качественно новыми черта­ми материальной культуры и погребального обряда, близкими к черня­ховской культуре. Это особенно характерно для Херсонесской округи, южного берега Крыма, других районов полуострова, где исследованы разноэтнические могильники. Так, в могильнике на территории совхоза «Севастопольский» обнаружено 29 погребений в каменных ящиках, сло­женных из плит, с урнами внутри, и 398 урновых погребений в ямках. Некоторые из них имели каменную ограду. Урнами были лепные горшки и кувшины, амфоры, специальные сосуды-урны и каменные аксессуа­ры херсонесского производства. В урны складывались также различные предметы со следами пребывания на погребальном костре. Зафиксиро­ваны также сочетания сарматского и германского обрядов в одном по­гребении. Почти в каждом погребении было много битой посуды со сле­дами вторичного воздействия огня. В некоторых погребениях найдено оружие типичных для германцев видов (ручки от щитов, наконечники копий, боевые топоры, длинные ножи).

Конец сомнениям о пребывании германцев в Крыму положили ис­следования на горе Чатыр-даг возле города Алушты, проведенные В.Л. Мыцом [22]. Здесь обнаружено множество захоронений, совершенных по обряду трупосожжения, в урнах и ямках с типично германским по­гребальным инвентарем. Среди погребений выделяются могилы вои­нов, сопровождавшиеся ритуально испорченным оружием — мечами, наконечниками копий, ручками щита, шпорами, зооморфными фибула­ми. Несмотря на то, что по археологическим данным в III–V вв. просле­живается процесс смешения готов и поздних сарматов (алан) с явным преимуществом аланского элемента, политическое господство готов в этой среде несомненно.

Исследователи связывают с готским объединением в Крыму так называемую «страну Дори» [23, с. 169]. О такой стране пишет Проко­пий Кесарийский: «Здесь же, на этом побережье, есть страна Дори, где с древних времен живут готы, которые не последовали за Теодорихом, на­правлявшимся в Италию. Они добровольно остались здесь и в мое еще время были в союзе с римлянами. Они достигают численностью населе­ния до трех тысяч бойцов, в военном деле они превосходны, и в земле­делии, которым они занимаются собственными руками, они достаточно искусны... и еще... эти люди не терпят быть заключенными в каких бы то ни было стенах, но больше всего любили они жить всегда в полях». Страна Дори простиралась по всей территории юго-западного горного Крыма [24, с. 113].

Название области происходит, как предполагается, от политико-адми­нистративного центра, очевидно крепости Дорос. Известно из письменных источников XIV в., что Дорос (Дори) был центром епархии Готии [25, с. 205]. Ученые локализуют Дорос на Мангупе, где А.Г. Герценом обнаружена система укреплений времен императора Юстиниана (VI в. н.э.) [26, с. 6].

Кроме того, археологами собраны на Мангупе материалы поздне­римского и раннесредневекового времени, в том числе поселения III–IV, V–VIII вв., остатки жилых сооружений, могильник, остатки вырублен­ных в скале склепов этого времени. Это дает ученым основание предпо­ложить, что Дори был не только политическим центром, но и огромным убежищем для готского народа [27].

К середине III в. готы установили политическое господство над все­ми племенами, обитавшими в лесостепной части Украины в Причерно­морье, Приазовье и Крыму, создав Готский союз. Наибольшего могущества этот союз достиг под предводительством короля Германариха. С 239 по 269 г. этот союз совершает ряд сокруши­тельных грабительских походов, что привело к гибели многих антич­ных центров на побережье моря, скифского царства в Крыму, поздне­скифских нижнеднепровских городищ, прекращению чеканки монет в Ольвии и Тире [28, с. 35].

Для характеристики так называемых готских войн приведем не­сколько примеров. Так, в 255 г. был организован морской поход из Приазовья в Азию. Его возглавили бораны. Помощь боранам оказали жители Боспора, которые, как сообщает Зосим, из-за страха, а не из-за расположения дали им суда и показали путь к переправе. Этот же автор сообщает, что «бораны, готы, карпы и уругунды не оставили неопусто­шенными ни одной части Италии и Иллирии». Эти же племена совер­шили несколько походов на восточное побережье Понта. В походе 269 г. «остальные скифы, ободренные предыдущими удачными набегами, соединившись с герулами, певками, готами и собравшись у р. Тиры, впа­дающей в Понт, построили 6000 судов и, сев на них в количестве 320 000 человек, двинулись на Понт» [29, с. 789]. Во главе похода стояли готы, которые подстрекнули своих соплеменников к захвату римской добычи.

Активными участниками походов были герулы, в свое время по­бежденные готским королем Германарихом. Иордан пишет по этому поводу: «Славный подчинением столь многих (племен), он не потер­пел, чтобы предводительствуемое Алерихом племя герулов, в большей части перебитое, не подчинилось остальной своей частью его власти». Это племя жило, как известно, близ Меотидского болота. В Приазовье возникает рунический алфавит из знаков-заклинаний (III в.). Соз­дается полихромный стиль в ремесле (филигрань); изделия из металла украшают цветными камнями. Герулы приняли участие в морском по­ходе варваров в 267 г. под предводительством готов. Их флот двинулся из Меотиды и, продвинувшись вдоль Понта, вышел в устье Дуная, где остготы и герулы соединились с вестготами.

Особенно удачным для готов был поход на Трапезунд, который они совершили вместе с боранами в 257 г. на боспорских судах. Германцев поддержали местные жители. Известно, что уже в IV в. у готов были свои епископы. К концу IV в. под давлением гуннов готы оставили зем­ли лесостепной части Украины и отошли на Балканы и дальше, в юго-за­падную и западную Европу, частично в Крым. Именно в это время пре­кращают свое функционирование памятники вельбарской культуры на Волыни, Подолии, в Поднепровье, как и памятники черняховской культуры в остальных регионах Украины.

Материальная культура готов в Украине имеет много общих черт с готскими древностями северных и восточных регионов Польши I–III вв., хотя отличается и рядом особенностей, вызванных влиянием местной культурной среды, иными направлениями культурных и экономических связей. К таким особенностям относятся: отсутствие курганных захоро­нений, наличие комплекса кружальной керамики провинциально-рим­ского типа, несколько иной характер металлических частей одежды, наличие значительного количества элементов материальной культуры пшеворских (восточногерманских) племен.

Наиболее ранние памятники вельбарской культуры датируются на Украине последней четвертью II в., а наиболее поздние — концом IV в. Все это время культура просуществовала в неизменном виде лишь на Волыни. Новым элементом, который появился во второй половине III в., была гончарная керамика черняховской культуры. Ее количество на разных памятниках составляет от 3 до 90 % [23, с. 10]. Такая разница в количестве этой керамики на рядом расположенных поселениях объясняется, очевидно, уровнем развития общин, прожива­ющих на них, контактами с черняховской средой.

Готы, проживавшие на Украине от конца II до рубежа IV–V вв., оста­вили здесь заметные следы. На протяжении более двух веков Готское ко­ролевство являлось европейским форпостом в борьбе с кочевниками. В 370 г. именно оно приняло на себя первый удар могучего союза племен гуннов, которых современники считали непобедимыми и называли «би­чом господним». В 376 г. гунны штурмом взяли и затем разрушили сто­лицу королевства — город Данпштадир (Черкасская обл.), находившую­ся на берегах Днепра. Но даже после этого готы еще целое десятилетие сдерживали дальнейшее продвижение гуннских полчищ на запад. Толь­ко к 385 г. завоеватели захватили равнинные территории королевства. При этом они вынуждены были сохранить самоуправление готским сельским общинам на Украине. Значительная часть готов (главным об­разом воины и члены их семей), не желая покориться гуннам, отступила за Дунай и создала в последующем в Европе несколько вестготских и остготских королевств, сыгравших выдающуюся роль в средневековой истории.

С конца IV в. центр германской государственности и культуры на Украине перемещается в Готское княжество в горном Крыму. Торн (Дори, Эски-Кермен) захватили хазары в 787 г., когда Торн являлся цен­тром германской раннесредневековой государственности и культуры южной Украины. Это время по большей части византийско-хазарского протектората над Готским княжеством. Искусно лавируя между могуще­ственными соседями, Крымская Готия сохраняла суверенитет до 1475 г. [10, с. 55].

Вместе с тем готам и их соседям на южной Украине неоднократно приходилось браться за оружие, чтобы отстоять свою свободу. Одним из наиболее ярких эпизодов этой героической борьбы было антихазарское восстание в Крымской Готии в 787–790 гг. под руководством епископа Иоганна Готского, причисленного впоследствии православной церко­вью к лику святых. Известны контакты между германцами и славянами в VIII в. в период правления императора Карла Великого, который по­ручил торговлю шкурами с восточными соседями своим чиновникам. В сельской местности готы формируют в VIII–IX вв. салтово-маяцкую земледельческую культуру. Складывается военно-политический союз Крымской Готии с Киев­ской Русью (вторая половина X в.) для борьбы с кочевниками. В связи с этим естественно упоминание в шедевре древнерусской литературы «Слове о полку Игореве» о «прекрасных готских девах на берегу синего моря» [30, с. 127].

«Город готов» — Херсонес в германско-славянских отношениях за­нимает одно из центральных мест. Немецкие сельские общины Приа­зовья входят в Тмутараканское княжество. Нужно отметить подъем хозяйственной деятельности и возрождение христианских культурных традиций немецкого населения Приазовья и Северного Причерноморья.

Далее, из достаточно сжатой информации видно, что германцы степ­ной Украины оказались под властью половцев с конца XI в. до 1237 года. Готия была под протекторатом Золотой Орды (1238–1484 гг.). Поход ве­ликого литовского князя Ольгерда на Херсонес в 1363 г. Разгром вели­ким литовским князем Витовтом татарского хана — сюзерена Крымской Готии (1396 г.). Заключен татарско-генуэзский договор 1381 г., и примор­ская Готия перешла под протекторат Генуи [31, с. 7].

Середина XIV в. характеризуется массовым переселением армян в юго-западную Готию. В XIV-XV вв. растет численность греческого насе­ления Готского княжества. В 1427 г. строится опорная военно-морская крепость Каламита (Инкерман). После падения Константинополя (1453 г.) начинается турецкая агрессия в Северном Причерноморье. Сближе­ние Крымской Готии с Генуей и попытка установления династийного союза с Великим княжеством Московским. Однако готской княжне не суждено было стать женой наследника московского престола, поскольку в 1475 г. многотысячная армия турецкого султана вторглась в Крымскую Готию. Несмотря на упорное семилетнее сопротивление ее полиэтниче­ского населения, последний центр германской средневековой государ­ственности на территории Украины был уничтожен.

В отечественной и зарубежной историографии отмечается бо­лее или менее значительное присутствие кельтских поселений в со­седстве с готским регионом времени их пребывания в южнорусских землях. На фоне почти полного отсутствия литературных источни­ков о жизни пещерных монастырей Крыма особенно драгоценными представляются даже малые свидетельства. В церковной литературе сохранилось предание о постоянном духовном общении пещерно­го Успенского монастыря близ Бахчисарая с монастырем в Сумеле в окрестностях Трапезунда, который был основан в IV в. Согласно преда­нию, именно там находилась чудотворная икона Богоматери [23, с. 170].

В VIII–IX вв. борьба иконоборцев, покровительствуемых императо­рами, с иконопочитателями вызвала эмиграцию последних на окраины империи — в Сицилию, Южную Италию и Крым. В сочинении «Вой­на с готами», перечисляя народы, живущие по восточную сторону от Боспора, Прокопий Кесарийский называет готов-тетракситов. Именно для них, по свидетельству того же Прокопия, император Юстиниан по­строил крепости в Алустоне (Алушта) и Горзувитах (Гурзуфе), а также укрепления, известные под названием «длинные стены» в стране Дори, она же Готия, Готские Климаты (вершины, склоны). Страбон упоминает одно из готских племен под названием «тетрахориты» или «тетракомы».

Гораздо чаще, чем тетракситы, в рукописях употреблялся этноним «готы-трапезиты». В этом случае подразумевались жители определен­ного географического региона — окрестности горы Трапезус (город Трапезунт на южном берегу Крыма). Трапезус впоследствии стал са­кральным центром, центром христианской веры. К этому же времени относится деятельность готского епископа Ульфилы (311–383 гг.), сано­положенного в Константинополе. Им был создан (на базе латинского и греческого) готский алфавит, с помощью которого он сделал перевод Библии, и составлен календарь [28, с. 205].

Найдено множество памятников готов Крыма, в том числе и кресты или предметы с их изображением, например, найдены пряжки IV–VII вв. с изображениями греческих крестов, внутри которых либо распола­гался квадрат с кругом в центре, либо с пятью кругами, расположенны­ми в точке пересечения и по концам. К началу VIII в. в Крыму было пять христианских епархий, в том числе и Готская.

Один из наиболее значимых памятников по истории раннесредне­векового Крыма — Скалистинский могильник [32, с. 55]. Обобщен и систематизирован огромный материал, полученный при исследовании почти 800 погребальных сооружений IV–IX вв. Могильник находится на гребне второй гряды крымских гор, с восточной стороны с. Скалистое Бахчисарайского р-на АР Крым. Первые погребения были открыты в 1958 г. и разрушены в ходе взрывных работ. Ценность памятника заклю­чается в том, что он является единственным столь полно исследованным в Крыму могильником, непрерывно функционировавшим с конца IV по конец IX в. Многочисленные комплексы вещей имеют большое значение для выяснения хронологии синхронных крымских памятников и для из­учения экономической, социальной и этнической истории полуостро­ва в раннее Средневековье. Известны множество находок крестов на территории могильника (например, узкие кресты с двойным кругом по центру пересечения перекладин). Могильник также является примером ранней христианизации региона.

Известный археологический памятник юго-западного Крыма — Баклинское городище — замыкает на северо-востоке цепь «пещерных городов», протянувшуюся от Севастополя до междуречья Бодрак — Альма в пограничной со степью полосе предгорья. Область сосредо­точения объединенных этим названием средневековых укреплений, открытых поселений и скальных монастырей находилась в сфере влия­ния византийского Херсона — главного форпоста империи в Северном Причерноморье. Усиление в Таврике позиций Византии сопровожда­лось распространением христианского вероучения и развернувшимся на землях варваров (готов) церковным строительством [33, с. 355].

На территории Баклы к настоящему времени выявлено несколько разновременных христианских храмов и некрополей, что позволяет говорить о формировании здесь достаточно крупного религиозно­го центра. В 2000 г. в скальном обрыве неподалеку от городища был обнаружен новый необычный христианский памятник, поражающий количеством и разнообразием изображений крестов. В общем количе­стве сюжетов, как уже было сказано, резко преобладают христианские символы — всевозможные типы крестов в различном оформлении. Два креста (№ 273VШЮ и 258VШР) сопровождаются надписями — одна из 9, другая из 5 знаков.

Можно выделить такие кресты, которых более 300: костыльный — № 15ХIХС, 14ХIХЕ (кроме нижнего вертикального конца столбца); пря­мой равноконечный в круге — № 19ХIХВ (круг в виде точек), 20XVIIIС, 184XIIC; 124ХVC (двойной прямой в круге); № 34ХVIIIВ, 49XVIIIВ, 147XIVВ — в комбинации с косым крестом; № 16IXIIIC (слегка уширен­ный), 263VIIID (окружность овальной формы); № 4СТ, 6СТ, 8СТ (слегка уширенный — на западной стене грота «W»); слегка уширенный — № 105XVIB (латинской формы), № 122XVC (с узким нижним вертикальным столбцом), № 231аХВ (плохой сохранности изображение) [33, с. 357].

Раскопками 1963–1967 гг. на участке рыночной площади и храма Иоанна Предтечи в Керчи на большой площади прослежена византий­ская городская застройка VI–VII вв., перекрытая мощным слоем пепла и гари — результат сильного пожара. Непосредственно на мраморных плитах пола базилики юстиниановской поры, сгоревшей в VII в., постро­ены салтовские дома, стены которых сложены насухо в «елку» [34, с. 345].

С распространением ручного гончарного круга и двухъярусных об­жиговых горнов гончарное ремесло крымских салтовцев выделилось из домашнего ремесла в отдельную отрасль производства. Это подтвержда­ет появление в конце VII в. рельефных клейм на днищах кружальных кухонных горшков и столовых лощеных сосудов. Клейма обнаружены при раскопках Тау-Кипчака, Героевского, Мирмекия, Тиритаки, Тепсе­ня, Кордон-Обы, Баклы, Почтового, Мелового, Кыз-Кермена, Поворот­ного, Инкермана и Судака. Наиболее крупная коллекция клейм найдена в Тау-Кипчаке, где они появляются в закрытых комплексах второй поло­вины VII в. [10, с. 101].

Известна точка зрения академика Б.А. Рыбакова [35, с. 18], соглас­но которой знак на днище горшка мог иметь одновременно магическое значение, связанное, как правило, с культом огня, и являться ремес­ленным знаком мастера. Эта гипотеза подтверждается крымскими ма­териалами: из 14 вариантов клейм 8 связаны с солярной символикой, 3 — рунические знаки, остальные — результат влияния христианства. Картографирование клейм (на днищах кухонных горшков) выявило еще одну закономерность. Все метки, кроме двух, содержали: крест в круге (Херсонес — равноконечный в четырехлистнике в круге, двойной прямой крест в круге, знак с двумя вертикальными линиями, крест в округленном квадрате; Бакла — знак в виде «Т», «+»; северо-восточнее от Баклы — слегка уширенный крест, кресты в круге; Кордон-Оба — двойной крест в круге, равноконечный крест в круге; Тепсень — крест с двумя горизонтальными поперечинами в круге, равноконечный в круге; близ Керчи — знак в виде «Ж», крест с тремя отростками на каждом конце столбца в круге) и четырехлепестковую розетку в круге.

Очевидно, что, как и на салтовских поселениях Подонья, в Таври­ке существовали специализированные гончарные мастерские в каждом салтовском селе или группе близлежащих сел. Внутренний рынок и свя­занное с ним ремесленное производство начали складываться только к середине VIII в., о чем свидетельствует появление одинаковых клейм на днищах горшков в разных районах Таврики. Этот процесс оказался незавершенным из-за разрушительного вторжения войск Хазарского каганата. В середине V в. крымские аланы (вместе с готами) оказались отрезанными от остального мира гуннами и в значительной степени византинизировались.

Это обстоятельство хорошо отражает керамика, широко распро­страненная в средневековом Крыму (Херсон, Мангуп, Гурзуф, Ласок, Симеиз) и датируемая XIII–XV вв. В могилах 3 и 7 найдены фрагменты небольших плиток с процарапанными крестами и буквами: IS XS NИ KA. Подобная надпись на керамической плите найдена при раскопках храма близ с. Гончарное. Внутри храма в завале камней обнаружено большое количество разбитой кровельной черепицы — обломки керамики. На некоторых обломках имеются метки: четыре — в виде знаков, одна — с изображением равноконечного креста, три — с изображения­ми животных.

Разнообразные виды крестов были найдены в следующих пещерных церквях:

  1. Качи-кальен. Ниша с рельефным процветшим крестом. Греческий (равноконечный) крест с кругом в центре (изображен на камне).
  2.  Качи-кальен. Планы церквей по Н. Репникову. На церкви изобра­жен уширенный крест, вписанный в круг.
  3. Челтер-коба. Пещерные сооружения. Изображения уширенных (австрийских) крестов.
  4. Эски-кермен. Храм «трех всадников». На алтаре изображен лота­рингский крест (крест с двумя равными горизонтальными поперечина­ми).
  5. Чилтер-мармара. Церковь 2. Крест на внешней стороне южной стены. Крест слегка уширен, высечен на стене, расположен в круге.
  6. Чилтер-мармара. Пещерные сооружения по Е. Веймарну. Граффи­ти на восточной стене пещеры 49. Двенадцатиконечные кресты.
  7. Чилтер-мармара. Пещерные сооружения по Е. Веймарну. Крест над входом в пещеру 39. Слегка уширен, типа волынского в круге.
  8. Инкерман. Загайтанская скала. Церковь 10. Изображение креста в круге.
  9. Инкерман. «Церковь в Каламите». Крест, вырубленный на про­стенке. Уширенный (плохой сохранности).
  10. Инкерман. Загайтанская скала. Церковь 5. Фрагмент креста и гре­ческой надписи. Уширенный (округленный) крест в круге [36, с. 41].

Среди крымских «пещерных городов» особое место занимает Ин­керман. Близость к Севастополю и Херсонесу, легкодоступность, уни­кальность ряда пещерных церквей — все эти факторы способствовали тому, что скальные памятники долины р. Черной являются самыми известными из всех подобных сооружений Крыма [37, с. 85]. В литера­туре их описание можно встретить уже в XVII в. В 1937 г. в Инкермане вела исследование археологическая экспедиция. Ее сотрудниками были расчищены и обмерены ряд пещерных комплексов, в том числе: мона­стыри св. Климента и св. Софии, храм Вознесения и другие [38, с. 10].

Рельефный крест не получил широкого распространения в средне- и поздневизантийских церквях. Но подобные изображения широко из­вестны в армянских. Отметим, что кресты, аналогичные инкерманско­му, имеются на армянских памятниках ХV в.

Тепе-кермен возникает, очевидно, в конце VI–VII вв. как крепость, построенная на границе византийских владений в Таврике. Вероятно, сооружение оборонительных стен имело место на одном хронологиче­ском этапе со строительством обороны на Эски-Кермене, Мангупе и Чуфуткале. Очевидно, в раннем Средневековье люди жили в Тепе-кермене в основном во время проникновения неприятеля в горный юго-запад­ный Крым. Период VIII–IX вв. не нашел отражения в археологическом материале городища. Известно, что в это время жизнь сосредоточива­лась в сельских поселениях, расположенных в долинах. С XI в. ситуация меняется. Ослабление и гибель Хазарского каганата, вхождение Таври­ки вновь в сферу влияния Византии, развитие процессов феодализации приводит к складыванию городских центров. Вероятно, одним из них и был Тепекермен.

Распространение символики, особенно крестов, связано с распро­странением христианства. Существует ряд находок (в частности, юго-за­падного Крыма), как правило, могильников, пещерных церквей, где най­дены различные формы крестов. Перечислим кресты, которые можем считать германскими. За основу возьмем встреченные кресты как в виде изображений, высечений (в том числе на пряжках), так и кресты, пред­назначенные для ношения (нательные):

  •  косой тип крестов: бронзовая пряжка с высечением в виде круж­ков; с изображением двойного креста; пряжка с изображением листни­ковидного креста;
  •  прямой тип крестов: прямой с двойным маленьким кругом по центру пересечения перекладин; двойной в круге, с двумя горизонталь­ными поперечинами в круге; равноконечный крест по центру пряжки, с кругом в центре пересечения перекладин, в округленном квадрате, в четырехлистнике в круге; уширенный округлый в круге; бронзовая пряж­ка с крестовидным (уширенным) щитком; слегка уширенный в круге; с двумя кружками по краям каждого из концов столбца, в круге; костыль­ный крест — подвид костыльного Т-образный; патриарший крест; четырехлистник в круге; узкий крест в двойном круге; с кругом в центре пересечения перекладин; латинский узкий крест с двойным кругом в центре пересечения перекладин, у которого столбцы выходят из круга; лапчатый; вырубной; лотарингский крест (крест с двумя равными гори­зонтальными поперечинами) в круге; двенадцатиконечный крест.

Кроме крестов, имеются и типичные для готов орлиноголовые пряжки.

Итак, из четкой базы данных выделяется некоторое количество упо­требляющихся долгий период времени форм германских крестов.

Таким образом, из краткого обзора мы видим многообразие видов готских крестов. А это говорит нам о значимости креста, как в идеоло­гии, так и в культуре германцев. На базе такого элементарного доклада можно проследить динамику как заимствования традиционных видов и форм креста, так и создания новых видов.

Также выделяются некоторые особенности начертания немецких крестов: концы перекладин крестов в основном уширены, а в центре либо доминирует круг, либо центр пересечения перекладин округлен.

Качалов А. Г. Украина, г. Донецк


Поделитесь этой статьей с друзьями
>